Home Page
Презентация
Дворянское право
Словарь дворянских терминов
Решения суда
Сервис юридических, нотариальных и арбитражных служб
Официальный бюллетень Республики Италия
Усыновление
Царственные (Суверенные) Дома
Дворянские титулы
Отказы
Международный Реестр
Готский альманах
Интервью
Интересные сведения
События
Видео
Обзор прессы
Регистрация
Услуги и стоимость
Curriculum Vitae
Сделайте заказ
E-mail
Link
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Благородство исходит от самого духа: о благородстве человека свидетельствуют его поступки . Однако нельзя путать благородство с титулами, хотя всегда считалось очень важным продемонстрировать принадлежность собственной фамилии дворянскому роду, как в интересах исторической правды о славном прошлом семьи, так и по причине царящего в обществе отношения к внешним формам и условностям, особенно, когда это влияет на улучшение общественного положения.

До 1861 года существовали различные институты, по установлению дворянского статуса, с критериями и принципами, соответствующими политическому устроению государств, существовавших на территории современной Италии: после рождения Королевства Италии, Геральдический Совет удостоверил дворянский статус приблизительно восьми тысячам лиц и семейств.

Между 1948 и 1983 годами, еще немногим был установлен или пожалован дворянский статус королем Умберто II .

Помимо этого, существовало более двух тысяч семей, имеющих недействительные титулы, или ошибочно причисляющих себя к статусу дворян. Недействительными дворянями являются те, которые введены в заблуждение неподлинным дворянским статусом, демонстрируя гербы и короны, которые они по наивности или неопытности получили от “принцов” с воображаемыми притязаниями на престол.

Когда-то дворянство было тем основным слоем общества, которое занимало высокие посты в государстве: довольно сложно дать точное определение роли дворянства в истории, поскольку в течение долгих лет именно они делали историю, и все положительное и отрицательное в истории можно приписать на их счет.

Сегодня наличие дворянской родословной может иметь смысл лишь в совокупности с присущими ей благородными поступками и достойными традициями; поэтому признание за кем-то дворянского титула является актом освящения уже существующих качеств (но не может быть создано ex nunc), констатирующим общественные заслуги и являющимся своеобразным отправным пунктом для формирования нового поколения благородных семейств.

Сегодня в Италии пожалование дворянского титула (в отличие от наследного, родового, переходящего по наследству и обладаемого с момента рождения) происходит в знак признания за человеком определенных добродетелей и заслуг, и является проявлением правовой суверенной власти, данной Принцу-Претенденту на Трон ходом истории.

К подобной практике Царствующие Дома прибегали во все времена: когда не было debellatio -“поражения” их рода, т.е. добровольного отказа от притязаний на все права, и, когда статус Принцов династии соответствовал порядку престолонаследия, возникала фигура Претендента на Трон, обладающего следующими прерогативами:

1.      jus imperii:командная власть
2.      jus gladii: право на послушания подданных
3.      jus majestatis: право на почести и охрану, соответстенных рангу
4.      jus honorum: право награждения, пожалования дворянских титулов и почетных кавалерских званий, а также право наделять других статусом на владение подобными полномочиями

Таким образом,все звания жаловались сувереном, который сам представлял собой источник почестей:omnes dignitates procedunt a principe, tamquam a fonte in qua omnes sunt.
Суверен, даже покинувший родину или высланный за пределы своей страны, и, лишенный прав, сохраняет неприкосновенными те прерогативы, которые неподвластны ни одному преходящему строю: итальянская магистратура, основываясь на принципах, заимствованных из международного права, установила, что jus honorum является нематериальным и незыблемым правом Суверенного Дома.

Отсюда следует, что дворянский титул (с предикатом, званием и гербом), заслуженно пожалованный и в наши дни, концептуально не отличается от почестей, полученных в прошлых веках (хотя и пожалованные, а не потомственные, родовые), поскольку являются прерогативами суверена (rex tantum nobilem facere potest), и их присвоение, передача и т.д. упорядочены исполнительным актом декрета инвеституры, иными словами “Жалованной Грамотой” (патентными письмами).

Действительно, решения, признающие права на притязания за некоторыми потомками разных монарших родов, одинаково признают за ними прерогативу пожалования дворянских титулов и рыцарских чинов Орденов, принадлежащих собственно суверенному роду.

Чтобы прийти к такому заключениею, итальянской магистратуре пришлось обратиться к старинному правоукладу, когда в средние века, в самый расцвет феодальной системы, и, позднее , во времена распада ее на автономные монархии, имело место юридическая норма, не отвечающая всецело государственным стандартам, и, имеющая свой особенный облик1.С прилежанием, заслуживающим всяческой похвалы, исторически точно было восстановлено понятие суверенности как существенного элемента государства, отнесенное к юридическому лицу; суверенности Принца и наследных привилегий; особого статуса, обладаемым даже свергнутым с престола Монархом, будучи право имущим и находящимся под опекой международного права в случае отсутствия факта debellatio его династии; притязания на престол и права наследного принца.

Единственен в своем роде заслуживающий внимания факт, с каким наша отечественная магистратура подошла к рассмотрению понятий, неизвестных сегодняшнему республиканскому устройству 2, согласно которому дворянские титулы, а также звания и прилежащие к ним предикаты, лишенные юридической силы, являются ничем иным, как индикатором исторической памяти и старых традиций 3.

Важно отметить, что вынесение заключенеия должно было основываться исключительно на особом статусе Суверена, его привилегий и притязаний- не на базе республиканской конституции, индифферентной к дворянским титулам 4., а на нормах международного права: “Прерогативы власти личного характера не нуждаются ни в какой ратификации или признании, и поэтому к ним не применима 14-ая статья переходных и окончательных положений Конституции Итальянской Республики, которая не признает дворянские титулы. Поэтому это норма применима лишь к титулам, уже пожалованным подданным или гражданам нации, но никак не к качествам суверена, которые исходят из права крови”.

Подобные решения суда, к тому же оглашенные в период республиканского правления, возбудили внимание известных критиков и юристов, таких как профессор Э.Фурно, Журнал Уголовного Права, 1961г., с одобрения профессора Э.Эула, первого Председателя Кассациионного Суда, и профессора Ф.Унгаро, историка и выдающегося юриста; а также профессора Г.А. Пенсавалле Де Кристофаро дель Индженьо “Рассмотрение дел в Магистратуре”, отрывки из суждений которого привожу ниже:

Неукоснительность этой теории, касающейся старых законов о суверенности прав Принца, подтверждающих их персональную природу, непрерывность и свойства наследования, состоит в том, что со временем она перешла в теорию о “праве притязаний” (или претензий), согласно которой даже свергнутый с престола Принц сохраняет действенность своей власти на всей территории, которой был лишен. Подобная миролюбивая тенденция даже сегодня находит одобение. “ Ссылаясь на таких современных писателей, как Назалли Роккади Корнелиано, Г.Б. Уго, Баскапе, Горино Кауза, и Цайнингер, Ренато де Франческо пишет: “Теория легитимизма, избавленная от крайностей, к которым прибегали некоторые ее последователи, и, понятая как “право притязания”, которое сохраняется, или точнее, возникает в бывшей правящей королевской особе согласно “ jure sanguinis ” и непрерывен по“врожденному” праву, абсолютно премлем и удовлетворяет запросы юристов и остальных даже в этот век динамики и политических страстей”.5

В международном праве понятие “суверенность” присуще не только Государству, каким бы образом оно не возникало. Этому существуют показательные примеры, из которых самым значительным и убедительным является положение Главы Католической Церкви, римского Понтифика. Сведение фигуры Римского Понтефика к понятию Главы Города - Государства Ватикан означало бы не только преуменьшение ее значения, но даже ее отрицание. А на языке международного права считалось бы просто ошибочным. Римский Понтифик как Глава Католической Церкви обладает максимальной суверенной властью, присущей этой фигуре; как, например, в случае вакансии на Апостольский Престол, не существует никого, к кому бы перешло место Римского Папы как его духовному преемнику. В данном случае очевиден тот факт,что “суверенность” присуще физическому лицу и сопутствует ему повсюду, не ограничиваясь определенной территорией, в то время, как для понятия “государства” наличие территории является существенным. Повсеместно, где бы не находился Римский Понтефик, он обладает суверенной властью во всей своей полноте, и таковым признается не только миллионами верующих во всем мире, но и многими могущественными зарубежными державами, чему является примером исторический периодот 1870 до 1929 года, когда, утерявший территорию государства Римский Папа в международных отношениях сохранил неприкосновенным свой высокий престиж. Та же Италия, после аннексии Рима, признала за Понтификом его особый статус Законом от 13 мая 1871, N 214, названным“ Guarentigie ”(Закон о папских гарантиях). 6.

Римский Понтефик до 1870 года соединял в себе два качества: Главы Папского Государства и Главы Католической Церкви, являясь, таким образом, институтом с двумя присущими ему видами отношениий между государствами: отношениями религиозными и отношениями государственными. В этом своем двойном качестве он являлся источником Благородства, исходящего из его сана”.7

В 1870 году Папа Римский был лишен преходящей власти, и лишь в 1871 году итальянским правительством ему были восстановлены гарантии на высшие почести на территории королевства и сохранены привилегии, признаные за ним правящими Монархами-католиками, а также права на личную неприкосновенность, полную свободу в осуществлении своей высшей духовной власти. Но среди этих прерогатив не была упомянута одна значительная, объединяющая в себе самые важные показатели суверенности, а именно право на пожалование дворянских титулов и рыцарских чинов, откуда становилось неясным, имел ли свергнутый с престола Папа право на пожалование дворянских титулов.8

В связи с этим хорошо бынапомнить, что и раньше 1870 года ПапаРимский жаловал почести и дворянские титулы не всегда вкачестве Главы территорий своих Государств, поскольку,награждая даже иностранных граждан,действовал как духовный Глава Церкви, отмечающийзаслугиверующих по отношению к Церкви”.9

Положение свергнутого с престола Монарха обязательно выводит нас на шкалу международных норм, где возможно найти ответы на конкретные исторические и политические вопросы, не всегда совпадающие с абстрактной философской трактовкой. И только так возможно положительно решить эту правовую проблему, не вдаваясь в философию, а основываясь на исторической и политической реальности, хотя этим никак не умаляются нравственные основы этого явления. Однако историческая реальность, а именно наличие этого феномена особенно важно в международных отношениях, так как своим влиянием в сфере жизненных интересов он действует и на юридическую сторону своего содержания ”. 10

Положение свергнутого с престола Суверена находит конкретную и убедительную юридическую поддержку в международном праве. Первый элемент этой поддержки основан на отношении, зарезервированном за низложенным Монархом (Сувереном) со стороны правящих Монархов, которые признают и уважают его права наследия и крови. Второй знаменательный элемент состоит в форме отношения преходящих Властей к свергнутым ими Династиям. Как правило, экс-Монархам и его Наследникам вменяется изгнание и запрещение въезда в страну. Следствием этого решения являлся отказ низложенного Монарха от своих династических притязаний. В случе, когда нет последующей Реставрации власти. Преходящая власть, изгоняющая бывшего Монарха и его семью с запретом на возвращение, не только поддтверждает этим суверенность его и его наследников, но и самим фактом признает его право на притязания. В противном случае, все эти процедуры по отношению к Монарху не имели бы смысла. Как превратилось бы в нонсенс принуждение к отказу от права на возвращение на родину Претендента на трон и его семьи. Было бы абсурдно требовать отказ от права, которое не существует”.

Изгнание и запрет на возвращение семьи низложенного Монарха; возможная мирная реставрация монархии при желании на то преходящей Власти; предоставление права на возвращение на родину, регулируемое правом притязания: все это элементы правовых действий; в первом случае, имеем дело с односторонним актом власти, а в двух других, приходят к добровольному решению два высших и равносильных субьекта. Равенство этих субъектов рассматривается как с точки зрения их взаимонезависимости, так и предмета договора, который является отправным пунктом притязания власти. В случае реставрации, спор решается в пользу Претендента, в случае отречения от притязаний (debellatio), в выигрыше остается преходящая Власть.”

Геральдическое династическое имущество, как уже отмечалось, ускользает от внимания государственных правовых норм даже в период, когда Суверен находится на престоле, т.е. будучи Главой Государства. Тем более оно не особенно акцентируется, когда Монарх низложен, но оно сохраняетсяза ним и его потомками, где бы он не находился. Исходя из природы этого понятия, является абсурдной мысль, что оно может подлежать какому - нибудь государственному указу, или переходило бы из одной конституции в другую, преображаясь каждый раз согласно содержанию и масштабам преходящей власти; или, вовсе бы исчезало, а потом появлялось в конституции в периоды благоприятного правления”.11

Из подобной смеси республиканских законов с нормами дворянского государственного устройства, итальянской магистратуре удалось подвести порядки дворянского правонаследования с действующему законодательству.

Из чего следует:

● право всех потомков, мужского и женского пола, на сохранение и передачу всех прерогатив, титулов, званий или предиката, закрепленных законным порядком за его изначальным владельцем, (что противоречит статье 40 R. D. от 7 июня 1943 года, N 651, одобряющей новый Дворянский Устав Итальянского Государства, предусматривающий право наследования исключительно по мужской линии), не взирая на условия, указанные в исходном документе;

● в случае подтверждения наличия титула, признание его действительным и имеющем силу как составная часть фамилии, а не титула или предиката;

● в наследовании титулов преимущество степени над линией наследования (что противоречит статье 54 R. D. от 14 июня 1928 года, N 1430, которая в наследовании титулов побочными потомками предпочитала линию наследования над степенью);

● возможность доказательства достоверности законного владениия титулом правовым путем ( пункт, не приводимый в Дворянском Уставе);

● право низложенного Суверена, а также его наследников на пожалование титулов при отсутствии debellatio ( а не только правящего Монарха, чье положение отлично от уже низложенной царственной особы, которого принуждают отречься от притязаний, сводя на нет династическое право, т.е. вводя в силу debellatio ).

Из всего этого следует, что свергнутый с престола Суверен сохраняет четко определенное право, основанное на наследовании прерогатив, выражающихся в притязании на трон, и узаконивающих его право на пожалование дворянских и рыцарских титулов, званий и почестей, принадлежащих геральдическому имуществу Династии.

Согласно принципам теории легитимизма подобные права естественным образом связаны с понятиями “суверенность” и “власть”. Действительно, они являются подлинными составными тех "привилегий", что подразумевают под собой ничто иное, как “Суверенность” понятая как “ Личное качество Принца ”.

Таким образом, итальянская магистратура признала jus honorum за низложенными Суверенами и их потомками при отсутствии с их стороны debellatio и, если положение этих Принцов соответствовало порядку престолонаследия.

В пределах своего влияния, т.е. на своей территории, Государство может запретить проявление этих прав, однако и этот факт является еще одним доказательством признания особых прав за низложенной Династией.

Для узаконивания факта отказа от притязаний не обязательно писменное его представление, и, согласно укрепившимся правовым нормам, обретает силу даже в результате публичного чествования Главы Государства, сменившего низложенного Монарха, поскольку является выражением подчинения и признания другой власти, притязания на которую прекращает бывший Монарх: последствия этого debellatio, согласно действующим законам, отражаются и на будущих поколениях Суверена.

Граф Парижский, претендент на престол Франции, был вынужден отречься от престола, чтобы ему разрешили проживание на родине. Этого от него потребовала французская республика, которая отправила в изгнание царствующую в это время монаршью семью. Принц Отто Габсбург, претендент на трон Австрии, смог вернуться на родину лишь после того, как он публично отрекся от прав на притязание12

Итальянская республика, рожденная в интригах учредительного референдума 2 июня 1946 года, лишила членов и потомков царствующего Дома Савойя активных и пассивных избирательных прав; запретила им доступ к публичным учреждениям; бывшему Королю 13, а также его потомкам по мужской линии, их супругам был запрещен въезд и пребывание на национальной территории (Ее Величество королева Мария-Жозе смогла вернутьсяв Италию лишь после того, как за ней был признан статус вдовы, а не супруги Монарха).

Приведем другой пример: несмотря на то, что тому, кто родился Его Королевским Высочеством, принцем Неаполя, под именем Витторио Эмануэле Савойского, потерявшем право престололонаследие ранее, уже после недвусмысленного волеизъявления Его Величества Короля Умберто II, было разрешено возвращение на родину как потомка последнего покойного короля Италии лишь после декларации верности идеалам итальянской республики со стороны Витторио и Эмануэле Филиберто Савоийских, иными словами, после их отречения от права притязания на трон.

Выражаясь проще, каждая из Суверенных Династий, царствовавших в разное время на всей или части территории итальянского полуострова, имеет равные права на престол.

Подведем итог этого долгого предисловия: согласно международным нормам право на пожалование дворянских почестей стоит в стороне от отношений Суверена с общественными институтами и отечеством, это право распространяется на людей, выделившихся своими действиями в пользу Суверенного Дома, за их заслуги, и их благотворительную деятельность и акты милосердия, частного или публичного характера, тронувшие чувства Принца-претендента.

Поэтому, потомки таких династий навсегда сохраняют свойственные ей качества, а здравствующий глава этого Рода сохраняет титулы, прерогативы последнего низложенного Монарха, носит имя Принца – претендента и обладает правом на титул-обращение Императорское Высочество, Королевское Высочество или Светлость (Светлейший Князь).

В Италии существуют различные царственные династии с подобными прерогативами. Напомним некоторые из них:

Савойа – Аоста;
Габсбурги– Лорена;
Габсбурги Австрийские д’Эст;
Бурбоны Пармские;
Патерно Балеарские;
д’Альтавилла (д’Отвиль) Сицилии и Неаполя;
Аморозо д’Арагона;
Анджело Комнено Константинопольские;
Палеологи Византийские;
Фока Флавио Анджело, герцоги Комнено, Де Куртис Византийские Гальярди.

На престоле в Ватикане восседает Его Высокопросвященство Римский Понтифик.

Итальянская юриспруденция прошедших десятилетий установила, что потомки любой низложенной без debellatio - "не побежденному",(термин debellatio означает потерю власти Монархом путем добровольного отказа от собственных функций и особых привилегий, с ними связанных) династии обладают fons honorum (источником почестей), и, хотя, решения суда касаются определенных лиц, их наследников или спорящих сторон, неоспорима роль самого прецедента принятия решения по отношению к определенной династии в каждом аналогичном случае.

Приведу в качестве примера отрывки из решений судов королевского и республиканского правлений, демонстрирующих на юридическом уровне поддержку следующих Суверенных Родов: Фока Флавио Анджело, герцоги Комнено, Де Куртис Византийские Гальярди; Анджело Лаварелло Вентимилья ди Турговиль; Патерно Кастелло ди Каркачи; д’Альтавилла (д’Отвиль) Сицилии и Неаполя (существует огромное количество подобных решений суда касательно других суверенных родов, в том числе и Аморозо д’Арагона и другие).

Так, Его Императорское Высочество Дон Антонио Фокас Флавио Анджело Де Куртис Гальярди, герцог Комнено Византийский, Порфирородный (Багрянородный) потомок императорской династии Константина, носящей имя Фокас Анджело Флавио, герцогов Комнено,(родился 15 февраля 1898 года в Неаполе, скончался 15 апреля 1967 года в Риме), принц Византийской Империи, принц Киликии, принц Македонии, принц Фессалии (Тессалии), принц понтийский, принц Иллирии, принц Молдавии, принц Дардании, принц пелопонесский, и т.д., герцог кипрский, герцог Эпира, герцог и граф Дривасто (Дристи) и Дураццо (н. Дуррес), и т.д. , решениями суда от 18-07-1945, N 475, (IV Секция), Королевского Гражданского Суда Неаполя, и от 07-08-1946, N 1138, (IV Секция), Суда Неаполя (итальянской республики), был подтвержден потомком Императора Константина I Великого и законным наследником самой древней здравствующей византийской династии.

Так, решение королевского суда 475/1945 гласит, что принц Антонио Де Куртис – Гальярди является “прямым законным наследником имперской династии Гриффо – Фока (...) с титулами и правами графа Палатина, а также со всеми, причитающимися этому роду правами и привилегиями”.

Далее, решением 1138/1946 суда Неаполя, было дано распоряжение о внесении поправки в записи об акте гражданского состояния Антонио Де Куртис – Гальярди с отметкой под первоначальной записью, что “ новорожденный имеет право на титул Принца и обращения “Императорское Высочество”, поскольку является прямым потомком по мужской линии самой древней здравствующей византийской династии.

На основе последнего суд г. Неаполь от 01-03-1950 вынес решение, в котором называет Е.И.В. Антонио “наследником и преемником нескольких византийских родов, потомков Императора Константина Великого”, с распоряжением о внесении поправки в записи об акте гражданского состояния Принца “с окончательным прочтением записи как Фокас Флавио Анджело Дукас Комнено Де Куртис ди Бизанцио Гальярди Антонио”.

Заседанием 1138/1946 суда было отдано распоряжение отделу ЗАГСА г.Рим о внесении поправки в записи об акте гражданского состояния дочери Принца Антонио Де Куртис с припиской под именем Лилиана титула Принцесса.”

И в заверешении, решением гражданского суда Неаполя от 1 марта 1950 года, (IV секция), отделу ЗАГСА г.Рим было дано распоряжение о внесении аналогичной поправки в записи об акте гражданского состояния дочери Принца Антонио, Принцессы Лилианы де Куртис Гриффо Фокас, “с окончательным прочтением фамилии как Фокас Флавио Анджело Дукас Комнено Де Куртис ди Бизанцио Гальярди”, подтверждая, что “ Византийские Императоры являлись наследниками и преемниками прав предшествующих им Деспотов и Императоров. Поэтому, является несомненым тот факт, что истица, будучи единственной здравствующей наследницей и преемницей нескольких византийских династий, а также Императора Константина Великого, воплощает в себе все права и почести, которыми они пользовались, и имеет неоспоримое право на обладание всеми титулами, принадлежащими этим династиям”.

Аналогичные рассуждения действенны для решения мирового суда г.Рим от 10-09-1948, N 5143 bis, N 23828/48 R. G., (VII секция), которое признает за Его Императорским Высочеством, принцом Дон Марциано II Ласкарис Комнено Флавио Анджело Лаварелло Вентимилья ди Турговиль право на титулы: Basileus (Базилей-царь) - правитель Константинополя; Глава Династии Ласкарис Комнено; Деспот Никеи и Битиньи; порфирородный потомок рода Неманьи Палеолога; претендент на имперский трон Византии и наследник Династии Священной Восточной Римской Византийской Империи (Августейшей Комнении князей Ласкарис), восходящей к Императору Константину Великому; а также право на привилегии порфирородного суверена и продолжателя Августейшей Династии Монархов, отрешенной от власти без debellatio, и имеющего права жаловать по своему волеизъявлению не только кавалерские чины Орденов, находящихся под его покровительством, но и дворянские титулы.

В оглашаемом решении мировой суд коснулся также положения о преемственности прерогатив Суверенных Династий, низложенных с давних времен, остающихся навеки действенными, так называемые монаршьи прерогативы jure sanguinis когда-то царствующих королей и князей, переходящих к их преемникам даже в случаях, когда, в результате различных событий, монархи лишаются территориальных владений и официально складывают полномочия. Отсюда следует, говорилось в решении, что Глава Династии Ласкарис, потомок династии Флавио Комнено Дукас (герцогов Комнено), силой лишенной власти, и в изгнании сохраняет все, присущие царствующим Монархам прерогативы и правомочен на все действия, входящие в его компетенцию , и они имеют юридическую силу.

Следующий отрывок из решения №114 от 27.06.1949, №217/49 R. G мирового суда г.Вико дель Гаргано, признает, что имперский род Ласкарис Комнено Флавио Анджело Лаварелло Вентимилья ди Турговиль, в лице Е.И.В. Дона Марциано, Basileus-а, правителя Константинополя, имеет право жаловать дворянские титулы, поскольку династии, лишенные власти силой, сохраняют за собой незыблемыми все их прерогативы, и, в следствие этого, имеют полное право жаловать дворянские титулы своим сторонникам и всем достойным и заслуживающим того лицам; вышесказанное, говориться в решении, может проявляться в форме именного декрета, т.е. правового акта о присвоении титулов; помимо этого, на основе всех последующих слушаний в Магистратуре Италии (сравнить с Постановлением от 28 мая 1947 года суда г.Неаполя), было постановлено, что род Ласкарис Анджело Флавио Комнено Дукас, силой лишенный имперской власти, сохраняет все прерогативы царствующих Монархов.

Решения трех судов касательно рода Патерно Балеарских удостоверили происхждение этого рода от династии д’Арагона- Майорка- Сицилия и вытекающие из этого как следствие их fons honorum.

Решение № 485 от 03-03-1952 первого объединенного мирового суда г.Бари, обретшее форму окончательного закона, подтвердило, что “княжеский род Патерно восходит своим происхождением к Джакомо Первому, Завоевателю, потомку графов Гасконии, королей Наварры и Кастильи”, в то время, как во втором постановлении №119 от 05.06.1964 единой секции уголовного суда г. Пистойя, недвусмысленно подтверждается законность fons honorum представителя Королевской Династии Патерно, поскольку законность претендента семьи Патерно вытекает из установленного права наследования Королевского Дома Арагонии; третье решение N 50 от 08-01-2003 арбитражного суда было ратифицировано декретом N 177 от 17-02-2003 Председателя Ординарного Суда г.Рагуза, гласящим, что Главе Суверенного Рода принадлежит право “на королевские прерогативы, вытекающие из jus majestatis и jus honorum: жалование дворянских титулов с или без предиката, родовых гербов, почетных титулов и рыцарских званий династических орденов; а также право субъекта международного права и звание Великого Магистра ненациональных орденов согласно закона N 1978 от 3 марта 1951”.

Решения NB/4549/49 от 30-11-1949, (IV гражд. секция), и N B/2337/56 от 30-07-1956, (I гражд. секция), Суда Неаполя утвердили принцам Марио и Чезаре звания “ Монарший Принц д' Альтавила (Отвиль) и порфирородный Принц, Монарший Принц Сицилии - Неаполя, Герцог Апульи, Герцог Сицилии, Граф Лечче, Герцог Капуи, Принц Таранто, Принц Бари, Принц Антиохии, законный престоланаследник трона Неаполя и Сицилии, имеющий право на обращение Королевское Высочество, наследник и Глава Августейшей Королевской Династии норманнов и Сицилии ”, поскольку “ветвь Чиленто (Cilenti, de Cilento) является генеалогическим и историческим продолжением выжившего рода норманнов д' Альтавила Сицилии и Неаполя, точнее Гульельмо д' Альтавила, графа Княжества (в настоящем - регион Чиленто), одного из сыновей Танкреда д' Отвиль. Из поддтвержденния подлинности данного факта следует, что истец – Глава Норманнской Династии д' Альтавила Сицилии и Неаполя, и, поэтому он и его потомки по мужской и женской линии являются носителями всех званий, прерогатив, почестей и обращений, им принадлежащим. Поэтому истец имеет право именоваться Princeps Natus или Принцем Крови, помимо остальных, причитающихся ему прерогатив и званий как субъекта международного права и носителя и хранителя всех прав его Рода на троны Сицилии и Неаполя и Южной Италии ”, кроме этого, решением суда было отдано распоряжение отделу ЗАГСА о внесении поправки в записи об акте гражданского состояния с окончательным написанием “ Е.К.В. Монарший Принц Цезарь д' Альтавилла (Отвиль) Сицилии - Неаполя”.

И, наконец, более шестнадцати решений Мирового суда и Королевских и республиканских Судов, оглашают законность Имперского Дома Аморозо д' Арагона и его рыцарских Оденов; больше десяти решений республиканских судов признали титулы и предикаты этого Дома.

Таким образом, внимательно изучив ведение дел со стороны итальянской юриспруденции, еще раз приходим к заключению, что Монарх, может быть лишен трона и даже изгнан из своего Государства, но не может быть лишен своего врожденного права; в подобном случае, несмотря на изменившееся правовое и институциональное положение, он приобретает новое качество: претендента на престол, который сохраняет неприкосновенными все права Монарха, в том числе и jus honorum, а именно право на пожалование дворянских титулов и почетные чины духовно-рыцарских и родовых орденов, являющихся династическим наследием Рода (а также право на учреждение новых орденов).

Укоренившееся мнение, что подлинными дворянами считаются лишь те, чьи имена находятся в реестрах, гербовниках, Золотых Книгах дворянства и т.д., является полностью необоснованным, поскольку подобные списки, на самом деле, являются частичными и неполными.

Действительно, каждый Суверенный Дом, в период царствования, для признания дворянских титулов, предоставленных иным fons honorum, т.е. другим Монархом, требовал от каждого подданного с дворянским статусом определенных условий, часто тяжело отражавшихся на экономическом положении последних.

Короли Дома Савойя также требовали внесения определенного налога. Иногда, вопреки наличию законного дворянского статуса, именно неуплата этого налога становилась причиной дискриминации многих семейств в вопросе поддтверждения подлинности их титулов с последующим исключением их имен из вышеупомянутых списков (хотя их имена были внесены в списки, опубликованные частными институтами).

Очевидно, что факт включения, или исключения титулованной особы из какого - либо списка не может иметь существенную ценность для истины, потому что, с одной стороны, благородное происхождение не может быть утеряно, а остается в семье навечно, и, с другой стороны, достаточно просто удостовериться в подлинности самого факта пожалования семье дворянского статуса и законности владения его лицом или семейством посредством исторической, генеалогической, юридической и канонической документации: т.е. иметь доказательства, демонстрирующие обладание этими правами (жалованные грамоты и декреты).

Сегодня реестры частного характера, в том числе, и Золотая Книга Итальянского Дворянства, подготовленная Геральдической Коллегией, не имеют окончательной юридической нагрузки, поскольку эти титулы были предоставлены или признаны исключительно династией Савойя (и Ватиканом, по Соглашению от 11 февраля 1929 года), и соответствовали требованиям Дворянского Устава Итальянского Государства лишь того времени.

Таким образом, если республиканская конституция считает дворянские титулы чисто исторической памятью, а предикаты – лишь составной частью фамилии, в настоящее время только магистратура, арбитражная и ординарная, является той властью, которая в праве и в силе устанавливать законность принадлежания определенной семье дворянских титулов, гербов, предикатов и званий, старинныхили ex novo, и оглашать их права и привилегии.

Если существует некоторая неясность в принадлежности семьи к дворянскому сословию, можно провести перепроверку с последующим представлением дела перед Суверенными Династиями для восстановления дворянских прав.

В случае отсутствия доказательств о наличии дворянского статуса, Итальянский Геральдический Совет – Институт Маркиза Витторио Спрети, основываясь на своем предыдущем опыте первой половины прошлого столетия, может обратиться с предложением к различным Суверенным Династиям, Главы которых являются Претендентами на трон и субъектами международного права, с предложением о пожаловании титулов, гербов, предикатов и званий Дон и Донна ex novo.

В результате перепроверки подлинности факта наличия дворянского статуса, оглашение решения о восстановлении и пожаловании титула и связанного с ним предиката, герба и званий происходит на заседании Международного Арбитражного Суда, состоящего из арбитражных судей I первой категории.

Итак, будучи специалистами по дворянскому праву и скрупулезными хранителями традиций отечественной истории, нам удалось сочетать юридическую реальность с чисто дворянскими понятиями: Международный Арбитражный Суд, составленный по подобию и в соответствии итальянских законов и международного права, устанавливает подлинность факта принадлежности дворянскому сословию истца, и, выносит решение о его праве на дворянский титул, предикат, звания и родовой герб. Это и является тем мильным камнем, той неопровержимой истиной, которая отдает должное тому, кто имеет право на дворянское и/или рыцарское наследие, будь оно старинным или ex novo.

Председатель ординарного Суда итальянской республики вначале удостоверивается в правильности всех формальностей процедуры по признанию за истцом de quo дворянского статуса, затем он ратифицирует решение вышеупомянутого международного арбитражного суда, и приводит его в действие на территории республики посредством декрета, и, в случае запроса, помещает соответственную выдержку о том на страницы регионального Официального Бюллетеня (Gazzetta Ufficiale ).

Согласно итальянским законам, решение, оглашенное Международным Арбитражным Судом обретает силу приговора первой степени сразу же после принятия председателем ординарного суда декрета о приведение его в действие (согласно статье 825 кодекса гражданского права). Отрывки из решения и декрета председателя ординарного суда могут, как уже сказано, быть опубликованными в Официальном Бюллетене.

Согласно итальянским законам, став окончательным, вышеуказанное решение может вступить в силу (за исключением ограничений нормами международного права) на территории более 100 государств-сторонниц нью-йоркского Соглашения 10-06-1958, принятого на территории Италии законом № 62 от 19 января 1968 года. Решение суда может постановить также внесение поправки, где это представляется возможным, в записи о гражданском состоянии, о крестинах, а в некоторых Государствах и в анаграфическиедокументы (паспорт и удостоверение личности).

Таким образом, самая гарантированная процедура состоит в признании или пожаловании просителю дворянского статуса и подтверждение его решением арбитражного суда с последующейратификацией итальянской магистратурой юридических прав имущего подобный статус.

На сегодняшний день, в качестве консультантов, мы обладаем несколькими мандатами на дворянские титулы известных родов (некоторые из них являются имперскими династиями), принадлежащие или принадлежавщие ненациональным рыцарским орденам и старинным знатным семействам, которые с целью достойного продолжения рода посредством семейной и дворянской агрегации перед лицом нотариуса актом отказа (отречения) готовы предоставить и передать status на соответственные дворянские титулы, предикаты, звания и гербы.

Мы также в состоянии предложить гражданское усыновление с приобретением фамилий известных итальянских и иностранных семейств королевского и имперского происхождения. С этой целью был заключен договор с юридической фирмой с офисами в Берлине и Потсдаме для ведения практик, касающихся процедуры международного усыновления со стороны известных благородных семей со всеми вытекающими гражданскими эффектами, регулируемого немецким законодательством (Brgerliches Gesetzbuch BGB, 1767 - 1772) одновременно с соответствующей международной Конвенцией (завершившейся 29 мая 1993 года).

Такое усыновление имеет силу во всех Государствах, подписавших соглашение, в том числе и в Италии; (на сайте http: // hcch.e-vision.nl/index_en.php? act=states.listing , имеется список Государств-сторонниц соглашения), в результате которого происходит приобретение фамилии приемной семьи, равносильной дворянскому титулу: после введения Веймарской Конституция титул в Германии является неотъемлемой частью фамилии.

Список потенциальных приемных дворянских семей (а их более восьмидесяти: так фамилия Freiherr означает барон, Graf – граф, Prinz – принц и т.д.) строго конфиденциален, мы в праве назвать лишь несколько (Graf Bernadotte af Wisborg, швед, родственник короля Швеции; Graf von Hardenberg; Graf von Thun und Hohenstein; Freiherr Treusch von Buttlar-Brandenfels; Prinz von Schoenburg-Waldenburg ).

Так, в случае, когда лицо усыновлено графом Bernadotte af Wisborg, в итальянских актах гражданского сосотояния и удостоверении личности будет значиться новая фамилия Mario Graf Bernadotte af Wisborg Rossi.

Подводя итог и принимая во внимание вышесказанное, я хотел бы повторить, что благородство души бессмертно, дворянское право жизнеспособно во всей своей многогранности: от восстановленного статуса до предоставления ex novo; от отречения от титула до правового его подтверждения и публикации на страницах Официальной Бюллетеня; от обретения титула и предиката помимов прежней фамилии, до присоединения фамилии дворянской приемной семьи.

Не существует больше секретности и страха, или запрета по отношению к дворянскому титулу или в поисках “доказательств своего благородства”, наоборот, скорее наступили времена свободы исторического расследования наряду с серьезностью и юридической непредвзятостью: настоящая свобода мысли и действия, соединенная с естественным правом каждого человека хранить верность своим корням вопреки всесущей демократической реальности.


1. Краткое изложение с исторической реконструкцией права феодального наследия, имеющее место также в решении аппеляционного суда г.Неаполь (дело отсрочено) 13-01-1931, Малагола Убальдини/Презилиум Совета Министров, Итальянский Форум, 1931, 1, 1309.
2. В обосновании решений, которые признали наследные права Норманнской Династии д' Альтавила – Суд г. Неаполь, IV гражд.секц, 30-11-1949, N. B/4549/49, и I гражд.секц. 30-07-1956, N. B/2337/56 - читаем: “ Итак, не может быть сомнений, что истец, Глава Норманнской Династии д' Альтавила, никогда не подвергшейся debellatio, может пользоваться гербами, титулами и званиями, принадлежащими династии согласно праву наследования, может жаловать дворянские титулы, родовые гербы, с или без предиката... ”; а также, что “ на основе подобной богатой документации недвусмысленно явствует право д' Альтавила называться Главой Норманнской Династии д' Альтавила Сицилиии Неаполя, с правом его и его потомков по мужской и женской линиям быть носителями всех званий, прерогатив, почестей и обращений, им принадлежащим...”
3. XIV положение итальянской Конституции не представляет собой novum jus, потому что ее принципы являются основополагающими и для других современных республиканских Конституциий, например, Веймарской: “Дворянские титулы представляют собой лишь часть имени и они не могут быть пожалованы третьим ” (в нашей Конституции стали частью имени лишь предикаты, в Веймарской -также и титулы); в Конституции Чехословакии: “ Титулы применимы только к трудовым или профессиональным заслугам”; в ирландской Конституции 1937 года запрещается предоставление новых дворянских титулов, но допускается использование пожалованных до 1921 года титулов; французская Конституция не рассматривает данный аргумент , но она допускает определение и признание титула ad personam, который не распространяется на потомков просителя.
4. “В свете вышеприведенного, правильное понимание первой частиXIV переходного и окончательного положения Республиканской Конституции состоит в том, что использование дворянских титулов не запрещено, а республиканское государство безразлично к фактам их использования, т.е., не признавая титулы, оно не стоит на защите этих титулов. Таким образом,данный случайвходитв те права, которые конституциналистыназывают свободами de facto: то, что закон не запрещает и не опекает ”. Док. Филиппо Мария Берарди, Римские тезизы.
5. Ренато Де Франческо, Микеле II Анджело Комнено etc., Изд. Феррери, Рим, 1959, стр. 36.
6. Э.Фурно, Низложенный Монарх как “ fons honorum ”,Кьявари, 1960.
7. Арноне, Итальянское Дворянское Право, Оэпли, Милан, 1935.
8. Горино, Семейное право, стр.26 и далее.
9. “ Типичным историческим примеромявляетсяпредоставление со стороны Пия IV Козимо I-му Великому   титула великого герцога Тосканы, Синьора Флоренции. Лишившись власти, римские Понтефикии после 1870 года продолжали жаловать дворянские почести и титулы в силу их духовной власти и на основемеждународного права, и со стороны итальянского государства не было издано ни единого закона, запрещавшегоих использования этого права на территории Королевства. На территориидругих католических Государств после 1870 года была продолжена практика пожалованияпапских дворянских и духовных титулов. Является фактом, что между 1870 и 1924годами итальянское Правительство не ввело разрешение наиспользование папских дворянских титулов, в то время как легализировало иностранныепочетные звания и титулы того же Папы посредством прямого указа Министерству Иностранных Дел. Фактом непризнания права Понтефика на пожалование дворянских титулов, не будучи больше Главой территории и не имеющего права проявления власти,непризнанием его права как духовной главы церквимеждународного масштаба, было создано неравноправное отношение к дворянским титуламии званиям. Однако является неоспоримым тот факт, что право на пожалование почестей остается незыблемым за Понтефиком даже при прекрашении еговласти на территории, так же, как и низложенный Монарх сохраняет права на свои родовые ордены, но не на ордены, являющиеся геральдическим наследием Государства,принадлежащие Короне, на обладание которой он утерял право.Только в ноябре 1924года Совет Министровспециальным решением в форме циркуляра, направленногоПрефектам, постановил, что итальянские граждане, награжденные папскими дворянскими титулами позже 20 сентября 1870года могли подать прошение наиспользовани этих титулов посредством удостоверивающего Королевского Декрета”. Арноне, Итальянское Дворянское Право, Оэпли, Милан, 1935.
10. Профессор Пенсавалле, “ Рассмотрение дел в Магистратуре”, в разделе юридических вопросов и новостей, публикацияв журнале “ Secolo d’Italia ” (Век Италии) от 28.02.1959.
11. Э.Фурно, Низложенный Монарх как “ fons honorum ”,Кьявари, 1960.
12. В 1883 году, со смертью Энрико, графа Шамбор, угасла основная линия Династии Бурбонов Франции и престолонаследие перешло к ветви Орлеанских (Династии Франции), которая был представлена Энрико, графом Парижским, рожденным в 1908 году. В 1950 году был отменен закон 1886 года, который обрекал на изгнание семью бывшего Монарха. Таким образом граф Парижский смог вернуться во Францию. Его первенец, сын Франческо, пал 11 октября 1960 года в Алжире во время сражения в чине офицера французской республиканской армии.
13. В исходном прочтение буквально было сказано “ Бывшим Королям ... ”, хотя Витторио Эмануеле III, в момент вступления в силу республиканской Конституции – 01-01-1948 - был уже мертв, и уже, будучи отрекшимся от престола и не претендующим на него, не должен был быть изгнан из Родины.
     
     
Дон Франческо Мария Мариано
герцог дОтранто